16+
Пятница, 12 апреля 2024
  • BRENT $ 90.94 / ₽ 8497
  • RTS1163.78
5 сентября 2012, 10:00

Инвесторы из развивающихся стран больше не хотят тратиться на «люкс»

Лента новостей

Они хотят зарабатывать на нём сами. Бразильцы, китайцы и корейцы скупают всемирно-известные французские или итальянские бренды, а потом продают товары по всему миру

Они хотят зарабатывать на нём сами. Бразильцы, китайцы и корейцы скупают всемирно-известные французские или итальянские бренды, а потом продают товары по всему миру.

Главным потребителем товаров категории «люкс» по-прежнему остается Северная Америка. Однако почти 15 лет локомотивом роста этого 200-миллиардного рынка являются развивающиеся страны. Особенно отчетливо эта тенденция проявилась после кризиса 2008-2009 годов. И бизнесмены из Азии, Бразилии и с Ближнего востока всё меньше и меньше хотят спокойно наблюдать за тем, как оборотистые европейцы и американцы уводят у них потенциальную прибыль. И вот результат: марка Соня Рикель куплена китайцами из Fung Brands, прет-а-порте Escada - индийской группой Миттал, Gianfranco Ferre - приобрел предприниматель из Дубаи Абдулкадер СанкАри. При этом в жесткой борьбе за право на сделку с южнокорейским Самсунгом. Однако покупка давно известной марки - вовсе не 100%-ный залог успеха. Говорит генеральный директор Fashion Consulting Group Анна Лебсак:

«Одна из самых важных причин - старение. Самые премиальные марки, такие как CHANEL, Louis Vuitton, Dior, всегда апеллируют к своим историческим корням. Но с другой стороны, они всегда берут самых модных, самых острых дизайнеров, арт-директоров, стилистов, фотографов, чтобы бренд был в авангарде. Субъективная составляющая люкса позволяет сделать огромную дельту между реальной себестоимостью и тем, за сколько ее готовы купить. Вот эта мифологическая премия в люксе очень высокая. Люди платят за эмоции, за креатив, за нематериальные составляющие».

Минувшим летом королевская семья Катара купила итальянский дом моды Valentino. Сумма сделки по некоторым данным составила порядка 700 миллионов евро. В 2007 году инвесткомпания Premia приобрела Валентино за 5,3 миллиарда. Возможно, поэтому некоторые ищут другие пути. Недавно созданный катарский инвестфонд Qatar Luxury Group приобрел французского производителя высококачественных кожаных аксессуаров Le Tanneur. Но поговаривают, что группа сейчас работает над созданием собственной люксовой марки - Qela и намерена в ближайшее время в сотрудничестве неким 3-х звездочным мишленовским шеф-поваром открыть роскошный ресторан. Создание новых люксовых брендов - значительный риск. Но в случае успеха это может оказаться в высшей степени выгодным. Говорит эксперт товаров группы люкс Елена Раудис:

«Это очень интересное явление, каждый новый бренд, он впитывает в себя определенные традиции, которые существуют уже на люксовом рынке, и привносит часть культуры той страны, которая создает этот бренд. Человек, который сталкивается с этим брендом, может быть у него возникает вообще интерес к этой культуре, поэтому интересно так же, поскольку новый менеджмент, новые таланты, новые креативные директоры могут вносить в бренд. Желательно конечно, чтобы бренд от этого выигрывал с течением времени».

Многие крупные компании - в первую очередь в Юго-Восточной Азии рассматривают сейчас стратегию создания собственных - для начала региональных - люксовых брендов. Но существует и обратная тенденция. Так, знаменитая французская группа Hermes запустила осенью 2010 года в Китае новую линию под брендом Shang Xia. Весьма успешно. Теперь Hermes планирует вслед за Пекином и Шанхаем открыть бутики Shang Xia и в Париже.

Наталья Воробьева, Business FM

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию