16+
Четверг, 30 мая 2024
  • BRENT $ 83.35 / ₽ 7440
  • RTS1163.15
  • Где провести время с пользой всей семьей?

    Где провести время с пользой всей семьей?

  • Новые возможности для студентов

    Новые возможности для студентов

5 апреля 2010, 09:46 МакроэкономикаПолитика
Спецпроект: Месяц Франции

Перестройка Николя Саркози

Лента новостей

Президент Саркози повторяет во Франции ошибки, совершенные за четверть века до него другим ярким политиком — Михаилом Горбачевым. Так считает видный французский ученый Николя Лекоссен

Николя Саркози. Фото: AP
Николя Саркози. Фото: AP

Президент Франции Николя Саркози, один из самых заметных в наши дни политических лидеров, потерпел в марте разгромное поражение на региональных выборах. Из двадцати членов кабинета, баллотировавшихся в провинции (во Франции министры участвуют в выборах), не победил ни один. Нет пророка в своем Отечестве? Видный французский ученый Николя Лекоссан считает, что проблема в другом: Саркози повторяет во Франции ошибки, совершенные за четверть века до него другим ярким политиком — Михаилом Горбачевым. Статья Лекоссана, директора по развитию Института экономических и бюджетных исследований (Institut de Recherches Economiques et Fiscales) была опубликована в американской газете The Wall Street Journal.

После сокрушительного поражения партии Николя Саркози на региональных выборах пора оценить результаты его президентства спустя три года после вступления в должность. Как и СССР в 1985-1991 годы, Франция в последнее время переживала период перестройки: правительство осознает необходимость изменения системы, но одновременно пытается ее сохранить. Проблема в том, что система нереформируема. Она должна быть заменена.

Русским словом «перестройка» называли экономические и социальные реформы, которые проводил в Советском Союзе Михаил Горбачев с апреля 1985 года по декабрь 1991 года. Эти реформы, часто беспорядочные, не сопровождались реальными изменениями в основах строя в СССР. В основном они концентрировались на необходимости повышения прозрачности в рамках режима и движения к большей открытости экономики, но проводились с целью сохранения и защиты советских порядков. Однако коммунизм невозможно реформировать. То же можно сказать о французском этатизме: страна может вытащить себя из экономических проблем, только проведя рыночную либерализацию, подобно другим странам.

Президент Саркози, по-видимому, не понимает, что вариант с перестройкой не работает. Как Горбачев, он ушел от технократической демагогии и попытался увоить новую манеру, более живую и менее жесткую, чем у его предшественников. Но автократические основания президентства в Пятой республике неизменны. Саркози присвоил себе прерогативы приятия решений во всех сферах внутренней политики. Он также полностью монополизирует внешнюю политику, оставляя министрам и парламенту лишь роль сторонних наблюдателей, — несмотря на то, что по конституции, международные отношения относятся к их компетенции. Он инициирует реформы во всех направлениях, в результате чего парламент оказывается совершенно бесполезным; он создал десятки комиссий и требовал отчета за отчетом, хотя проблемы Франции давно известны.

За три года на посту Саркози продемонстрировал свое стремление к изменениям, начав серию реформ, но он никогда не говорил, насколько далеко готов пойти по этому пути. Он пытался выполнить свои предвыборные обещания с введением требования о минимальном функционировании транспорта во время забастовок (по крайней мере, в теории) и номинальным пересмотром некоторых специальных пенсионных программ. Но он не выполнил обещание сократить число правительственных функционеров, что намного более важно, если учесть, что 25% рабочей силы в стране занято в госсекторе, по сравнению с 14% в среднем по ОЭСР. Было бы также хорошо, если бы Саркози хватило решимости взяться за жутко бюрократизированную и слишком дорогую систему соцобеспечения, дефицит которой сейчас достигает 14 млрд евро (19 млрд долларов).

В то же время я всячески приветствую предполагаемое расширение автономии университетов, но как этого добиться, не ставя под угрозу статус преподавателей и научных сотрудников, которые всю жизнь работают на государство? Налоговая реформа, принятая в июле 2007 года, и ограничение ставки подоходного налога на уровне 50% — важные шаги в формировании нового режима, который способствует развитию предпринимательства и поощряет частную инициативу. В то же время существенной преградой для создания новых рабочих мест остается чрезмерное регулирование рынка труда.

Президент Саркози придерживался линии «мягких» реформ, хотя обе палаты парламента были на его стороне. Это нежелание полным ходом проводить собственную программу также можно заметить в его недавнем заявлении: «Университеты, возможность работы в воскресные дни, 35-часовая неделя, сверхурочные… Мы проанализируем все эти реформы, чтобы они были более эффективными. Затем во второй половине 2011 года правительство возьмет паузу, чтобы парламент имел возможность изменить законодательство». Очередная комиссия? Очередной отчет?

Разумеется, Саркози демонстрирует и некоторые другие качества, которые отличают его от его предшественника, особенно в том, как он строит коммуникацию с народом. Но кто может с уверенностью сказать, каковы его убеждения и чем он руководствуется? Без реальных реформ страна вновь скатилась в колею неэффективного правления, что типично для Пятой республики.

Перестройка не работает. Только радикальное изменение политики может спасти Саркози от поражения в 2012 году. На недавних региональных выборах избиратели вновь напомнили, что ждут от правительства изменения экономической системы и модели страны. Пора Саркози именно это и сделать.

Николя Лекоссан согласился ответить на вопросы BFM.ru о сходстве и различиях социально-экономических систем России и Франции. Эксклюзивное интервью с французским политологом будет опубликовано в среду, 7 апреля.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию