16+
Пятница, 24 мая 2024
  • BRENT $ 80.68 / ₽ 7281
  • RTS1197.89
31 марта 2010, 12:08 Происшествия

Гибель шейха Ахмеда изменит расстановку сил в Абу-Даби

Лента новостей

В Марокко обнаружено тело главы крупнейшего арабского инвестфонда Abu Dhabi Investment Authority, 41-летнего шейха Ахмеда бен Зайеда Аль Нахайяна. Внезапная смерть шейха Ахмеда может спровоцировать борьбу за власть

Шейх Ахмед бен Зайеда Аль Нахайяна в 2009 году занял 27-е место в списке наиболее влиятельных людей мира. Фото: futuremovement.org
Шейх Ахмед бен Зайеда Аль Нахайяна в 2009 году занял 27-е место в списке наиболее влиятельных людей мира. Фото: futuremovement.org

В Марокко обнаружено тело главы крупнейшего арабского инвестфонда Abu Dhabi Investment Authority, 41-летнего шейха Ахмеда бен Зайеда Аль Нахайяна (Ahmed bin Zayed al-Nahayan), сообщает Reuters.

На минувшей неделе шейх, который приходится младшим братом правителю Абу-Даби и президенту ОАЭ шейху Халифе бен Зайеда Аль Нахайяну (Khalifa bin Zayed al-Nahayan), пропал после авиакатастрофы. Планер, на борту которого был шейх, упал в марокканское озеро, пилота удалось спасти.

В ОАЭ, согласно данным местных информагентств, начиная со среды объявлен трехдневный траур. Тем не менее, биржи в Абу-Даби и Дубае будут работать.

Шейх Ахмед бен Зайед Аль Нахайян в 2009 году занял 27-е место в списке наиболее влиятельных людей мира по версии журнала Forbes. Внезапная смерть шейха Ахмеда может спровоцировать борьбу за власть среди некоторых из его 17 ныне живущих братьев, пишет The Time. Всего у покойного шейха Зайеда бен Султана Аль Нахайяна, бывшего президента ОАЭ, было 19 сыновей от семи жен. (Один из них — шейх Насер — погиб при крушении вертолета в июне 2008 года).

Шейх Ахмед занимал высокое место в правящем семейном клане Аль Нахайян и с 1997 года он управлял инвестфондом Abu Dhabi Investment Authority (ADIA). Фонд имеет вложения в акции банка Citigroup, отелей Hyatt Hotels и британского аэропорта Гэтвик. Всего активы ADIA оцениваются в 300-800 млрд долларов. Абу-Даби, располагая огромным капиталом, оказал финансовую поддержку соседнему эмирату Дубаю, когда не хватало средств на завершение строительства крупнейшей в мире башни «Бурдж Халифа» (Burj Khalifa — Башня Халифа). Так башня была переименована в честь президента ОАЭ на официальном открытии.


Самое высокое здание в мире - башня Burj Khalifa. Фото: AP

Власть и влияние среди наследников клана Аль Нахайян распределяется среди нескольких групп. Самый сильный блок внутри клана составляют президент Халифа, у которого нет полнокровных братьев, и наследный принц шейх Мохаммед с его пятью родными братьями от одной матери, шейхи Фатимы Бинт Мубарак (Sheika Fatima bint Mubarak), пишет The Time. Сыновья шейхи Фатимы, покойной третьей жены шейха Зайеда, курируют оборону, разведку, национальную безопасность и внешнюю политику, а также второй крупнейший суверенный фонд Абу-Даби, IPIC, и государственную инвесткомпанию Mubadala.

Будучи управляющим директором ADIA, погибший шейх Ахмед, сын шейхи Моузы, контролировал один из немногих важнейших столпов «нефтяной» экономики эмирата вне сферы доминирования наследного принца и его пятерых полнокровных братьев. Кристофер Дэвидсон (Christopher M. Davidson) из Университета Дарема (Durham University) заявил в интервью The Time, что после гибели шейха Ахмеда наследный принц и его братья нацелятся на ADIA. «Тогда они будут контролировать практически всю экономику Абу-Даби», — цитирует Time.

Но есть в семье те, кто может им противостоять, в том числе президент, который, возможно, захочет видеть в этой роли кого-то из своих сыновей. У шейха Ахмеда четыре полнокровных брата, и они также могут попытаться занять его позицию. Самый старший из них шейх Саиф обладает большим влиянием, являясь министром внутренних дел.

Несмотря на напряженность, династическая борьба будет завуалированной, пишет The Time. Вопросы наследования и преемственности в консервативных монархиях обычно решаются за закрытыми дверями, и Абу-Даби, еще более традиционный, чем соседний Дубай, очень щепетилен в вопросах имиджа и вряд ли допустит, чтобы какой-то раскол в правящей династии стал достоянием общественности. Вряд ли это повлияет на стоимость вложений ADIA, так как богатство остается богатством, независимо от того, кто управляет суверенным фондом.

Как бы там ни было, назначение нового главы ADIA очень важно для Дубая. Помимо сложностей с проектом Burj Khalifa, погрязший в долгах Дубай получил в прошлом году от соседнего эмирата 10 млрд долларов финансовой помощи для погашения долгов некоторых самых проблемных госкомпаний. «В Дубае надеются, что тот, кто придет на место (шейха Ахмеда), будет более готов к активному содействию, в противоположность дозированной «по капле» финансовой помощи, которую оказывал Абу-Даби, унижая на каждом шагу», — цитирует The Time слова Дэвидсона. Шейха Ахмеда считали самым консервативным членом правящей семьи, очень осторожным.

Правитель Дубая шейх бен Рашед Аль Мактум (Mohammed bin Rashid al-Maktoum), возможно, связывает свои надежды с зятем — шейхом Мансуром, полнокровным братом наследного принца Абу-Даби. Дэвидсон говорит, что, без сомнений, он определенно один из тех в правящей семье, которого Дубай хочет видеть в роли главы (ADIA). Но шейх Мансур уже контролирует IPIC. Предоставят ли ему бразды правления двух основных структур? Это маловероятно, но не обязательно невозможно.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию