16+
Вторник, 25 июня 2024
  • BRENT $ 85.37 / ₽ 7459
  • RTS1123.04
10 апреля 2024, 18:43 Право
Актуальная тема: Антироссийские санкции

Суд Евросоюза постановил снять персональные санкции с Авена и Фридмана. Что дальше?

Лента новостей

Это решение касается лишь самых первых ограничений, остальные остаются в силе, и все активы и счета Авена и Фридмана в Европе пока остаются заблокированными

Михаил Фридман.
Михаил Фридман. Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

Постановление суда ЕС об отмене персональных санкций против Петра Авена и Михаила Фридмана, несмотря на громкий заголовок, не означает реальное снятие ограничений. Решение не просто частичное и касается самых первых санкций февраля 2022 года и некоторых продленных: ему можно даже не следовать, если Еврокомиссия не захочет. Запрет на проведение операций с активами, заморозка банковских счетов, ограничение на въезд и все прочие санкции, актуализированные после 2022 года, остаются в силе, говорит партнер BGP Litigation, эксперт по санкционному праву Сергей Гландин:

— Сегодняшнее решение действительно позитивное, но оно отменило санкции, во-первых, санкции, которые были первичные от 28 февраля 2022 года, затем их продление от марта 2022 года и продление от середины сентября 2022 года. Эти три пакета, признанные незаконными, и были отменены в той части, в которой они касаются Михаила Маратовича Фридмана и Петра Авена. Совет ЕС может на ближайшем заседании Совета ЕС поставить перед всеми 27 странами — членами ЕС вопрос: а не исключить ли нам на основании этого решения двух физических лиц из санкционного списка ЕС? Должен соблюдаться консенсус, все 27 стран — членов ЕС должны поднять руку и проголосовать за исключение. Но мы с вами прекрасно знаем довольно русофобскую политику Литвы и Польши, которые вряд ли проголосуют за этот шаг.

— Что будет с активами?

— Если за тот период — с 28 февраля 2022 года по середину марта 2023 года — одно из этих указанных лиц понесло убытки именно на основании введенных санкций ЕС, то можно в судебном порядке в национальном суде страны — члена ЕС, например Франции или Германии, подать иск о компенсации убытков и возложить на соответствующий контрагент либо на банк, на инвестброкера расходы, которые, например, человек недополучил из-за того, что его тогда включили в санкционный список, что-то у него заморозили. Поскольку сегодняшние санкции не были отменены, все активы на сегодняшнюю дату продолжают быть замороженными. Поэтому на их активы никак не повлияло.

Главным европейским активом Михаила Фридмана остается инвестгруппа LetterOne — разветвленная сеть компаний, вкладывающих деньги в международный нефтегазовый сектор, в телекоммуникационные и технологические компании Европы и США, в розничную торговлю. На момент основания головного офиса LetterOne в Лондоне в компанию были вложены средства от продажи ТНК-BP и доли в «Вымпелкоме» и турецком Turkcell. К концу 2013 года активы LetterOne оценивались в 30,5 млрд долларов.

По итогам же кризисного 2022 года LetterOne зафиксировала почти 8 млрд долларов санкционных убытков. Против Авена и Фридмана ввели санкции ЕС, США и Великобритания. Блокировка счетов, как признавался Фридман в одном из интервью, привела к тому, что миллиардер не мог оплатить содержание своих домов и выдать зарплаты охранникам, няням и водителям. Просил он всего ничего — 30 тысяч фунтов в месяц на содержание и еще 2 тысячи фунтов на оплату коммунальных услуг. Осенью прошлого года Фридман в интервью Bloomberg признался, что его совместные с Авеном инвестиции в Великобританию теперь «выглядят как колоссальная ошибка».

Как писали СМИ, имея за плечами практику затяжных судов с ЕС, Фридман и его партнеры по «Альфа-групп» решили постепенно размещать остатки на уровне в 18 млрд долларов в России. Начали они с вложений в группу компаний «Росводоканал». Испытав сильнейшее давление на Западе, Фридман и партнеры снова связывают будущее своих активов с российской юрисдикцией, уверен профессор Финансового университета Константин Симонов:

Константин СимоновКонстантин Симонов генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности, профессор Финансового университета «Это люди, которые были очень плотно встроены в систему коммуникации на Западе. Здесь скорее вопрос, как они оказались фигурантами этих санкционных списков. Понятно, что снятие санкций — необходимая история в контексте ряда готовящихся сделок. Напомню, что Фридман является акционером компании Wintershall DEA, мажоритарным акционером в которой является BASF. А потом появилась новость о том, что Wintershall DEA продается британской компании, эта сделка требует выведения Фридмана из санкционных листов, потому что он достаточно крупный акционер. Не надо быть наивными, думая, что наши миллиардеры полностью утратили связь с западным миром. Это не так, очень большие экономические интересы в англосаксонском мире и в Европе рассчитывают на то, что сейчас санкции снимут, они все активы там продадут и деньги вернут в Россию. Ну, я думаю это тоже определенным преувеличением является, хотя мы знаем, что в России тоже довольно серьезные активы. Формально, они из них вышли, возьмем тот же Альфа-банк, но уверены ли мы в том, что Фридман и Авен никакого отношения больше к Альфа-банку не имеют, вопрос философский, честно говоря».

Так как все движения европейских активов Михаила Фридмана заморожены, а контакты с его партнерами там затруднены, российская сторона начала действовать в обход. В конце марта Минпромторг подал заявление в арбитраж о приостановке прав нидерландской X5 Retail Group N.V. на управление своей российской «дочкой». Эксперты восприняли эти маневры как попытку ускорить редомициляцию активов бизнесмена.

Москва давить на Фридмана и Авена не собирается, на что не раз прозрачно намекал Дмитрий Песков, отвечая на вопросы журналистов. «Фридман — крупный российский бизнесмен, граждане России ездят по всему миру, но Родина у них одна» — вот только одна из цитат. Сейчас Фридман живет то в России, то в Израиле, и в Альфа-групп отмечали, что их акционер намерен посещать Россию регулярно.

Сам Михаил Фридман прокомментировал решение суда ЕС кратко: в беседе с РБК он заявил, что «мы удовлетворены этим решением». «Представители крупного бизнеса имеют возможности оспаривать санкционные решения в отношении себя в судебных инстанциях, они реализуют эти возможности», — заявил Дмитрий Песков в беседе с журналистами.

Еврокомиссия изучит решение суда по снятию санкций, оценит его юридические и практические последствия, заявил представитель ЕС в беседе с РИА Новости. И Михаил Фридман, и Петр Авен все еще остаются под санкциями США и Великобритании.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию