16+
Понедельник, 24 июня 2024
  • BRENT $ 85.12 / ₽ 7487
  • RTS1115.39
15 апреля 2024, 09:57 Политика

Ответ Израиля пока откладывается. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Военный кабинет после многочасового заседания так и не принял решение по ответному удару по Ирану. Тот в ночь на воскресенье, 14 апреля, выпустил по Израилю десятки ракет и беспилотников. Что дальше?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Будет ли продолжение обмена ударами между Израилем и Ираном? После многочасового заседания военный кабинет Израиля так и не принял решение по ответному удару. Как сообщил CNN, Тель-Авив не настроен на значительную эскалацию в отношениях с Тегераном.

В Белом доме обсуждали возможное специальное телеобращение президента США Джо Байдена, но отказались от этой идеи во избежание эскалации, сообщила газета Politico. Иран запустил десятки беспилотников и ракет по Израилю вечером 13 апреля, назвав это ответом на удар Израиля по консульству в Дамаске 1 апреля, при котором, по информации Тегерана, погибли несколько генералов Корпуса стражей исламской революции (КСИР).

После иранской ночной атаки Байден поговорил по телефону с Нетаньяху и предупредил его, что США не примут участие в атаках Израиля на Иран, если тот решит их предпринять. Решит ли?

Удар Ирана по Израилю был политически неизбежен, поскольку Тегеран не мог оставить без ответа ракетный удар израильтян по своему дипломатическому объекту в Дамаске в начале апреля. Любой иной вариант был бы потерей лица. А на Востоке это чревато. При этом иранские власти подали результаты атаки как свой крупный военный успех, несмотря на то что это расходится с реальностью. Судя по всему, никакого серьезного ущерба сотни дронов и десятки ракет не нанесли, поскольку в подавляющем большинстве своем были перехвачены. Не только израильтянами, но и силами США, Великобритании и даже Иордании. Которая вполне однозначно показала, на чьей она стороне.

Однако в Тегеране власти рассказали ликующим толпам на улицах, что запустили по израильтянам семь гиперзвуковых ракет и все они якобы достигли цели. На самом деле таких ракет у Ирана нет. А те, что есть, судя по всему, никаких важных целей не достигли. Также иранское гостелевидение в качестве доказательства масштабных разрушений от ударов показало старую видеозапись лесных пожаров в Чили.

Впрочем, Тегеран явно сознательно не использовал и все свои военные возможности. Судя по всему, был расчет произвести некий эффект, но все же ограниченный, чтобы не нарываться. Примерно таким же, условно говоря, «взвешенным» был ответ Ирана после убийства в 2020 году в результате спецоперации США командующего Корпуса стражей исламской революции генерала Сулеймани: были произведены весьма умеренные атаки против пары американских баз в регионе.

Вот и теперь Тегеран сразу же поспешил заявить, что не планирует новых операций против Израиля, если только ему не придется отвечать на новую агрессию. Ирану сейчас все-таки не нужна большая война в регионе, где у него практически нет союзников, кроме исламистских группировок йеменских хуситов, «Хезболлы» в Ливане и ХАМАС в секторе Газа. В случае большой заварухи Америке пришлось бы «вписаться» за Израиль, да и многие арабские суннитские монархии могли подтянуться, чтобы пресечь рост военной мощи Тегерана, пока он действительно не создал ядерное оружие.

Запрограммированная сдержанность Тегерана полностью совпала с настроениями в Вашингтоне. Администрации Байдена сейчас большая война на Ближнем Востоке не нужна тем более. И он, видимо, нашел убедительные аргументы в разговоре с Нетаньяху, чтобы отговорить его от радикальных шагов вроде ударов по ядерным объектам Ирана. Пусть они и самим американцам не нравятся. Конечно, ничего до конца исключать нельзя. Израильский премьер на фоне затянувшейся операции в Газе, где еще даже не все захваченные 7 октября заложники освобождены, наверное, предпочел бы сыграть на обострение, решив с помощью США иранскую проблему, в том числе с ядерной программой, если не навсегда, то надолго. Однако действовать наперекор Вашингтону для Нетаньяху все же будет сложно. Тем более что его личные отношения с Байденом и так не очень-то хороши.

«США продолжат поддерживать Израиль, но не хотят войны», — вывел вполне однозначную формулу координатор Белого дома по вопросам нацбезопасности Джон Кирби. Байден же в разговоре с Нетаньяху, судя по утечкам в прессу, попытался убедить его, что тот вполне может считать своей победой отражение иранской массированной атаки с минимальным ущербом и без людских потерь. Посему на этом надо и успокоиться.

И действительно, если перед заседанием кабинета министров Израиля в воскресенье звучали весьма решительные заявления насчет массированного возмездия Тегерану за первую в истории атаку по территории Израиля, то после заседания и, главное, после разговора Нетаньяху с Байденом тональность несколько смягчилась. Так, министр-центрист Бени Ганц заявил, что Иерусалим сделает ставку на создание некоей широкой региональной коалиции, с тем чтобы действовать против Ирана «в той форме и в то время, которые подходят для нас». Министр обороны Йоав Галант тоже дал понять, что немедленного ответа Тегерану именно сейчас может и не последовать. Президент Израиля Исаак Герцог нашел нужные слова: «Поскольку мы проявляем сдержанность и знаем о последствиях, а также поскольку мы ведем обсуждения с нашими партнерами, то мы рассматриваем все варианты, и я совершенно уверен, что мы предпримем необходимые шаги для защиты нашего народа. Мы не ищем войны».

Чем отличаются войны и военные конфликты в эпоху так называемой постправды и в условиях тотальных информационных манипуляций, так это тем, что в любой момент можно заявить о победе даже вне зависимости от того, что там на самом деле произошло в военном плане. В крайнем случае для демонстрации пущей решимости Израиль всегда может ударить по «Хезболле» или еще каким-нибудь иранским марионеткам. Их никому из больших игроков не жалко.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию