16+
Воскресенье, 16 июня 2024
  • BRENT $ 82.67 / ₽ 7359
  • RTS1137.45
28 мая 2024, 12:25 Компании

Уйти нельзя остаться: почему западные компании меняют мнение об уходе с российского рынка. Комментарий Семена Новопрудского

Лента новостей

Зарубежные компании начинают существенно менять настроения по поводу ухода из России. Те, кто заявлял о планах покинуть Россию, предпочитают оставаться. Да и вообще, есть основания осторожно говорить о том, что волна исхода компаний недружественных стран с российского рынка близка к завершению

Семен Новопрудский.
Семен Новопрудский. Фото: Татьяна Фролова

Крупнейшее деловое издание мира Financial Times проанализировало настроения руководителей компаний по поводу ухода с российского рынка. Из частных бесед с руководителями западного бизнеса издание делает вывод, что даже те компании, которые были намерены покинуть страну (о таких намерениях, к слову, изначально заявляли далеко не все), склоняются к тому, чтобы остаться.

FT приводит данные Киевской школы экономики, согласно которым с 2022 года в России осталось более двух тысяч транснациональных корпораций, а около 1,6 тысячи компаний либо ушли с российского рынка, либо приостановили свою деятельность на территории страны. То есть даже с учетом работающего почти два года механизма параллельного импорта, позволяющего возмещать часть ушедших с российского рынка брендов, большинство иностранных компаний вообще не покинули Россию.

При этом налицо и другой тренд: несмотря на активную экспансию некоторых видов продукции дружественных стран (тут, конечно, сразу возникает образ заполонивших крупные российские города китайских автомобилей), мы не видим сопоставимой экспансии на российский рынок компаний из этих юрисдикций. То есть притока инвестиций и массового выхода на рынок новых иностранных компаний из дружественных государств не происходит. В этом смысле западные компании, как ни странно, оказываются даже лояльнее к России, чем бизнес дружественных стран.

При этом положение западного бизнеса в России точно описывается метафорой «между молотом и наковальней». С одной стороны, есть давление санкций против России, своих регуляторов и угроза репутационных издержек. Угроза репутации через два с лишним года после начала СВО, правда, становится все менее серьезной, просто потому что уже прошло достаточно времени. Наступает привыкание к новой реальности.

С другой стороны, есть законодательные ограничения российских властей на сделки работающих в России иностранных компаний по продаже бизнеса. Для большинства таких сделок требуется согласование правительственной комиссии. Причем в любом случае налаженный, хорошо работающий и еще лучше зарабатывающий бизнес пришлось бы отдавать за бесценок.

Третий фактор, определяющий смену настроений западных компаний, — реальная угроза национализации. На фоне уже принятого ЕС решения использовать доходы от замороженных активов России на финансирование Украины и обсуждаемого на уровне «Большой семерки» плана кредитовать Украину из будущих доходов от российских активов российские власти готовы идти и в некоторых случаях уже идут на национализацию бизнеса недружественных государств.

Большой резонанс, в частности, имела передача президентом России Владимиром Путиным в управление Росимуществу иностранных долей в российских бизнесах французской Danone и датской Carlsberg. Затем решение по Danone отменили, и в мае она продала бизнес «Вамин Р», принадлежащей «Вамин Татарстан». По данным FT, «Вамин» согласился купить долю Danone за 17,7 млрд рублей (или 191,5 млн долларов), причем 7,7 млрд рублей из них пойдет на обслуживание долга в российском бизнесе. Но «осадок» остался.

Крупный западный бизнес увидел, что может в любой момент лишиться своих активов в России без компенсации и нет способов этому воспрепятствовать.

Однако все эти факторы перевешивает и становится решающим еще один: российский рынок остается крайне привлекательным для западного бизнеса даже в условиях репутационных угроз, внутрироссийских ограничений и давления внешних регуляторов. Два года в России идет устойчивый рост потребления. Против западных компаний — и это очень показательно — западные страны не вводят ни первичных, ни вторичных санкций за сотрудничество с Россией. Поэтому у работающих в России бизнесов недружественных стран нет проблем с внешними платежами.

Более того, именно внутрироссийские ограничения становятся дополнительным «моральным» оправданием для западных компаний и особенно банков и аргументом в пользу стратегии «пересидеть» геополитические потрясения в России. Мол, мы бы и хотели, но нам не дают.

Поэтому волна уходов западных компаний сходит на нет. Они видят, что ведение бизнеса в России приносит устойчивые доходы и не оказывает негативного влияния на бизнес в других регионах мира. В свою очередь, и Евросоюз, и США при всех политических разногласиях с Китаем продолжают наращивать торговлю с этой страной. То есть у западных компаний давно накоплен солидный «нероссийский» опыт работы с недружественными политически странами.

Со временем некоторые наши потребители, возможно, забудут или просто не будут знать, что «Вкусно — и точка» когда-то называлась McDonald’s. Но есть все более стойкое ощущение, что полного исхода западного бизнеса из России не произойдет.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию