16+
Четверг, 13 июня 2024
  • BRENT $ 82.10 / ₽ 7309
  • RTS1132.72
1 июня 2024, 12:45 Финансы

G7 и ЕС могут ввести санкции против банков, использующих российский аналог SWIFT

Лента новостей

Об обсуждении введения таких санкций сообщает Bloomberg. В 2023 году число переводов через Систему передачи финансовых сообщений Банка России выросло на 300% по сравнению с 2022 годом, ее используют более 150 банков в 20 странах. Это очень беспокоит G7 и ЕС

Фото: EPA/ТАСС

Обновлено в 16:55

Страны G7 и ЕС обсуждают введение санкций против банков третьих стран, которые используют российский аналог SWIFT, пишет Bloomberg. По данным агентства, в прошлом году число переводов через Систему передачи финансовых сообщений Банка России выросло втрое по сравнению с 2022 годом. Ее используют больше 150 иностранных банков в 20 странах, включая Китай, Белоруссию, Армению, Таджикистан и Казахстан. И, по мнению западных стран, многие из них используют систему для обхода санкций.

Поэтому G7 и Евросоюз сейчас активно обсуждают ограничения против зарубежных банков за использование российского аналога SWIFT. Например, Еврокомиссия хочет внести этот пункт в 14-й пакет санкций. Согласовать его европейские страны планируют до саммита G7, который пройдет в середине июня.

Но, по данным Bloomberg, несколько стран — членов ЕС уже выступили против полного запрета на работу с системой переводов от Банка России. Они опасаются, что такой шаг может негативно отразиться на операциях, которые не нарушают действующие ограничения, и тем самым навредить отношениям с третьими странами.

Комментирует председатель правления «Национального платежного совета» Алма Обаева:

— Кто как может узнать извне о системе — по статистике просто сообщений, расчетов, какой-то широкой информации об импорте и экспорте обслуживания денежного оборота этих сделок. Эта информация, когда приходит и сверяется, что в SWIFT эти объемы не проходили, значит, они проходили в другой системе и, как правило, в СПФС, скорее всего, думают наши недруги, вот у них такая логика.

— Физически и технически блокировать конкретные транзакций по поводу конкретных операций невозможно?

— Невозможно, это не их система, они SWIFT заставили, потому что они могли влезть в эту систему или влияли на тех, кто там оперирует.

— Впору тогда говорить о том, что мир останется без российского угля, зерна?

— Конечно, но это же все поэтапно было. Сначала они своим банкам, они же вон, все еще «Райффайзен» говорят «уйди-уйди» и тот бедный никак не уйдет. Они добивались, чтобы западные банки ушли. Потом мы стали работать с третьими странам, они сюда стали смотреть, ничего хорошего нет.

— Есть другое решение?

— Да.

— А какое?

— Есть прямые корсчета, если уж на то пошло, в данном случае это обслуживание тоже, наверное, скорее всего, по прямым корсчетам, потому что есть клиринговые банки, речь уже, наверное, давно о них не стоит, есть прямые корсчета. Можно сообщения посылать по почте, понимаете. Другое дело, что это смешно в том смысле, что не защищено, так как надо, стандарты не такие, скорость другая, но по большому и так тоже можно послать информацию о платеже.

— А системы других стран?

— Конечно, есть. Да, международные, в первую очередь, китайская. Но вопрос, что санкционные банки туда не берут, но это уже сама система не будет рисковать.

Комментирует эксперт финансового рынка Андрей Бархота:

— Это фактически финансовое дальнобойное орудие. Практика введения санкций против конкретных финансовых институтов или крупных российских нефинансовых организаций не показала эффективность, тут же используются обходные пути. Вариант запрета использования системы передачи финансовой информации — это более эффективная мера, она позволит прекратить или испортить финансово-логистические цепочки, которые сейчас используются финансовыми институтами для оплаты экспортно-импортных потоков. Это может затронуть сразу все финансовые институты, которые уже вошли в SDN-список и которые не вошли в него. Стоимость транзакций и новой логистики тоже вырастет для российских экспортеров и импортеров. Конечно, в ЕС есть те, кто не является сторонником таких санкций. Здесь необходимо упомянуть европейские финансовые группы, которые еще не ушли с российского финансового рынка. На самом деле было очень много предупреждений относительно недопустимости взаимодействия с российскими финансовыми институтами. И такие банки давали отчет, что они не имеют никаких дел с российской финансовой системой. Этой весной заявляли о прекращении транзакции банки Казахстана, в банках Армении становилось труднее открыть счет. Это были демонстративные акты, которые показывают: да, мы соблюдаем рекомендации, не проводим транзакции, даже с физическими лицами не хотим иметь дел.

— Примут ли санкции, по вашему прогнозу?

— Конечно, примут. Некоторые страны могут попытаться наложить вето и организовать консультации по поводу верификации и изменения этих формулировок. Но, может, не с первого раза, с лагом в три-четыре недели, но, конечно, примут.

Речь не может идти о тотальном запрете на работу с Системой передачи финансовых сообщений: потому что это фактически прекратит любые операции с Россией, а мир останется без российских угля, нефти и зерна. Или заставит иностранные банки уйти в другие платежные системы, например китайскую. Поясняет партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Кира Винокурова:

Кира Винокурова партнер коллегии адвокатов Pen & Paper «Логично, что стала развиваться альтернативная система передачи банковских сообщений вместо SWIFT, которая есть только у единичных банков. Но если посмотреть на практику включения санкций, конечно, любой финансовый и банковский сектор сильно страдает, и, скорее всего, какие-то включения будут, но, как правило, это будут включения не без разбора. Страны «Большой семерки» пытаются таргетированно выбрать именно те компании и те банки, которые обслуживает военное направление. Я считаю, что такие банки будут первой целью. По моим прогнозам, вероятность их включения высокая. Первая цель — это Китай, возможно, Турция, но здесь меньше рисков, поскольку Турция входит в НАТО и у них достаточно активная переговорная позиция. Им удается как-то снизить эффект этого санкционного удара, хотя некоторые турецкие компании под санкциями находятся за то, что они способствуют обходу ограничений, в первую очередь связанных с поставками товаров двойного назначения, которые напрямую задействованы в специальной военной операции».

С такой трактовкой согласен профессор ВШЭ, ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Алексей Портанский. Business FM обсудила с ним и то, какие платежные системы могут стать альтернативой для России в случае санкций против СФПС:

— Речь может идти о конкретном банке. И в этом заключается демонстрационный эффект, то есть другие банки могут наблюдать, что вот это работает, надо выполнять рекомендации, если их не выполнять, то вам тоже могут заблокировать расчеты с Россией, вот так примерно. И я думаю, что применение вот этого нового механизма тоже будет постепенным, так чаще всего и бывало за прошедшие годы, то есть постепенный-постепенный нажим, с тем чтобы увидеть, каковы результаты, а не сразу в отношении всех банков.

— Если мы говорим даже о таком постепенном наступлении на банки третьих стран, все-таки разве это политически возможно, это же, в конце концов, вопрос наступления на суверенитет, грубо говоря?

— Сейчас мы же видим, что тот же Китай и другие страны, там банки же подчиняются вторичным санкциям, и даже несмотря на то, что на высоком уровне с российской стороной они стараются делать хорошую мину при плохой игре, но они же этому подчиняются, хотя это тоже можно расценивать как на ущерб политическому суверенитету.

— Существуют ли альтернативы системе СПФС, мы вроде знаем, что китайская система могла бы применяться вместо нее?
В любом случае перекрытие вот этого механизма будет иметь отрицательные последствия, потому что во всем мире принято, что транзакции происходят в течение нескольких секунд, а тут, значит, транзакция будет растягиваться непонятно на какое время. Поэтому, конечно, ущерб будет, и я пока не вижу альтернативного механизма, который был бы столь же эффективен.

СФПС была создана в 2014 году — система задумывалась в качестве альтернативы SWIFT в условиях санкционных рисков.

С октября прошлого года российские власти запретили отечественным банкам использовать SWIFT для переводов внутри страны. Они обязаны проводить такие операции только посредством российской финансовой инфраструктуры. По словам главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной, это поможет обеспечить надежность, бесперебойность и безопасность обмена данными на внутреннем рынке.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию