16+
Суббота, 20 июля 2024
  • BRENT $ 82.56 / ₽ 7267
  • RTS1076.63

Цитаты персоны

Все персоны
Сергей Гландин

Сергей Гландин

партнер BGP Litigation, эксперт по санкционному праву

Высказанные мнения:

сортировать   по рейтингу / по датерейтинг / дата
Мнение к материалу от 17 июля 2024 года:
«Euroclear требует дополнительную лицензию для разблокировки активов россиян»
«У меня такое впечатление сложилось, что это требование идти за американской отдельной лицензией распространяется на всех тех, кто получил или получит лицензию вот сейчас, либо получил после 12 июня этого года, когда НРД подпал еще и под блокирующие санкции США. То есть по всем лицензиям, которые были поданы в Euroclear на исполнение, например, у меня таких две, мы обратную связь не получали и будем ждать. Но если такое требование придет, сообщим об этом клиенту. Но на самом деле, это решение было ожидаемо, и после подпадания НРД под американские санкции начались консультации между казначейством Бельгии и американскими финансовыми властями как раз по вопросу, что теперь делать с разблокировками простых несанкционных россиян. К сожалению, да, из-за этого стоимость разблокировки для простого частного инвестора выросла. У OFAC очень сильно после начала СВО выросли сроки на получение лицензий. До СВО они составляли два-четыре месяца, теперь это минимум год, а то и полтора. Например, на моей практике, мы ровно год назад в июле отправили три заявления, а в августе еще два заявления отправили, по ним по всем еще решение не вынесено. К сожалению, у американского Минфина нет регламента исполнения государственной функции по выдаче этих лицензий, а те нормативы, которые есть, не содержат каких-либо положений о сроках. То есть законодательство США говорит, что да, просто обязаны дать решение, а когда, какой срок, какие основания для отказа, это все, к сожалению, американское законодательство умалчивает».
Мнение к материалу от 18 мая 2024 года:
«Суд признал ничтожным перевод структурой IKEA денег за границу»
«Вот эти сделки и совокупность сделок, которая была проведена, были сочтены судом как нарушающие основу именно правопорядка. Я не хочу здесь касаться второй части этой нормы про антисоциальность и про нарушение нравственности, здесь именно нарушение публичного порядка. То есть в ответ на экономические санкции западных государств наша страна ответила российскими специальными экономическими мерами, они являются обязательными для всех субъектов делового оборота, находящимися в российской юрисдикции. Хочу отметить, что это еще не прецедент, поскольку у нас только решение первой инстанции, оно, как мы знаем, вступает в силу в момент вынесения постановления апелляционной инстанции, либо, когда истечет срок на подачу апелляции. Я думаю, что здесь ответчик пойдет в апелляцию, попытается это решение снести. Если посмотреть на судебный акт о зачете взаимных встречных требований между Яндексом и ООО «Торг», то, наверно, деньги уже были где-то там за рубежом, они просто подписали акт сверки. Ну, опять же, как это следует из судебного акта. Но в любом случае здесь должно быть выполнено обязательство по получению разрешения в правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций. Как раз из материалов дела не следует, что одна из сторон за таким разрешением обращалась, либо получила его. Я не считаю это каким-то прецедентом, поскольку в других случаях фактические обстоятельства, разумеется, несколько другие. Единственное, что хочу отметить, что у нас в стране пока еще нет юридической ответственности за несоблюдение режима специальных экономических мер. Насколько мне известно, сейчас в Госдуме, вот с начала года внесен законопроект о появлении, как минимум административной ответственности в Кодексе об административных правонарушениях именно за обход, нарушение, несоблюдение специального порядка. Здесь видимо стороны решили воспользоваться, я бы не сказал, конечно, что это лазейка, это все-таки была возможность в условиях, когда не установлена какая-то ответственность, вот такая сделка или группа последовательных сделок являются законными».
Мнение к материалу от 24 апреля 2024 года:
«Clearstream заявил, что не поддержит выкуп активов у россиян»
«Не соглашусь, что это бойкот, это информационное сообщение для клиентов, в первую очередь, институциональных. Там сказано, что они в настоящий момент лишь изучают с какими-то внешними и внутренними юристами тот массив президентских указов, которые распространяются на заблокированные в российском периметре активы. Здесь ничего такого нет, здесь не сказано, от чего они отказываются. Тут достаточно вспомнить, что они уже по факту с конца февраля — начала марта 2022 года не все платежные поручения, связанные с Россией, исполняли, они не переставляли бумаги, не выплачивали купонный доход, много чего не делали. И в этом заявлении они говорят о необходимости соблюдать всем, как минимум в европейском контуре, законодательство о санкциях против России, в чем сразу угадывается санкция от 3 июня 2022 года против нашего Национального расчетного депозитария (НРД). Поэтому, если вы меня спросите, как это повлияет на нас, на торги, на потенциальный обмен активами — да никак не повлияет, торги как были заявлены и распланированы по 844-му указу президента России, так и идут, все идет здесь по плану, поэтому все, что происходит в российском контуре, не касается их. Депозитарий — это рядовой субъект делового оборота, он ни одного шага не предпримет без оглядки на регулятор. А здесь, как мы помним, еще в декабре 2020 года Clearstream заявил, что да, мы люксембургская компания, но у нас все счета открыты в Commerzbank Германии, поэтому за любыми разъяснениями идите в Бундесбанк ФРГ, и, если он разрешит Commerzbank что-то сделать с заблокированными у нас бумагами, мы сделаем, не разрешит — ничего не сделаем. Я сейчас проверил, нет разъяснений ни от Бундесбанка, ни от Министерства финансов Люксембурга дополнительных, то есть чем занимается Clearstream? Он просто занимается комплайенсом».
Мнение к материалу от 12 апреля 2024 года:
«Евросовет включил обход санкций ЕС в перечень преступлений»
«Криминализировано довольно значительное количество нарушений, среди них простое нарушение режима санкций или их обход. Например, российский бизнесмен учреждает где-нибудь в Казахстане юрлицо и заказывает партию полупроводников и какой-нибудь санкционки, и он убеждает продавца, европейского производителя, что это все уйдет в Казахстане, там и останется. Но после того, как это пришло в Казахстан, все реэкспортируется в Россию, и потом каким-то образом будет, например, обнаружено в каких-то дронах, в каких-то БПЛА на территории Украины, серийные номера будут считаны, и соответствующие органы страны-члена ЕС, где находится этот производитель, смогут возбудить уголовное дело и уже прийти к производителю. Производитель, конечно же, покажет пальчиком на то лицо, которое закупило это все, и вот это лицо, этот генеральный директор или владелец такой компании станет обладателем процессуального статуса в уголовном деле. И соответственно, если он когда-нибудь появится на территории ЕС, то его быстренько возьмут под белы ручки и выдадут в эту страну, которая возбудила уголовное дело. Европейский бизнес и так отличается довольно высокими требованиями к комплаенсу, поэтому при любом сомнении, что товар может, подчеркну слово может, оказаться в России, он просто будет отказывать в таком экспорте, потому что он будет бояться реэкспорта, он будет бояться ответственности. Поэтому будут обкладываться бумажками, будут требовать дополнительных гарантий, что соответствующие товары, технологии, услуги не попадут в конечном итоге в Россию или российским лицам».
Мнение к материалу от 8 апреля 2024 года:
«Путин отменил обратную силу запрета на взыскание средств со счетов типа С»
«В августе прошлого года [министр финансов] Антон Силуанов заявил, что пострадали 3,5 млн российских частных инвесторов, у кого заморозили активы, бумаги на европейских верхнеуровневых депозитариях. Тогда наши финансовые власти начали разрабатывать разные предложения по так называемому обмену. Чтобы что-то менять, нужно было понять, сколько у нас всего, что можно менять. Поэтому осенью и в декабре прошлого года была подана лавина исков частными инвесторами и институциональными инвесторами. Уже тогда, к концу прошлого года, было вынесено четыре решения арбитражных судов по искам неинституциональных инвесторов. 3 января президент своим указом № 8 запретил, во-первых, судам давать обеспечительные меры, а во-вторых, давать исполнительные листы на судебные решения, которые касаются активов западных депозитариев, учитываемых на счетах типа С и И. У меня такая мысль: давайте посмотрим на бенефициаров того же МТС-банка или Росбанка, кто осенью прошлого года как раз получил эти судебные решения. Бенефициарами являются не последние люди нашей страны, и, вероятнее всего, они использовали свой ресурс, чтобы убедить наши власти в следующем: чего мы тогда судились, зачем это все было, у нас есть судебные решения, что нам теперь с ним сделать? Мол, давайте тем, кто посудился до указа № 8 от 3 января, разрешат все вывести. Вот они смогут, а остальные, к сожалению, не смогут».

загрузить еще...

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию