16+
Суббота, 31 июля 2021
  • BRENT $ 75.53 / ₽ 5526
  • RTS1625.76
21 июня 2021, 23:53 Политика
Актуальная тема: Антироссийские санкции

Продолжится ли санкционное давление на Россию вне зависимости от воли Байдена? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Условное «разрешение» Белого дома достроить газопровод ввиду невозможности этому помешать ни в коей мере не означает отказа от санкций вообще, отмечает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что американский истеблишмент в некоторых вопросах демонстрирует по отношению к России постоянство. Это стало реакцией на новость о новом пакете антироссийских санкций, которые могут затронуть проект «Северный поток — 2». Чего ждать от Вашингтона и как очередные ограничения скажутся на российско-американских отношениях?

После встречи в Женеве российско-американские отношения, как, впрочем, и сами результаты саммита, оказались подвешенными. Все будет зависеть от того, как пойдут в предстоящие месяцы переговоры по намеченным направлениям. Из уст представителя Кремля уже прозвучал важный тезис: мол, не все зависит от Байдена, многие санкции кодифицированы. Так что простор для их применения и тем более смягчения для Белого дома весьма ограничен, что объективно снижает мотивацию Москвы идти навстречу Вашингтону.

Касательно проекта «Северный поток — 2» американская администрация должна каждые 90 дней переподтверждать введенные санкции, вводить новые или какие-то временно приостанавливать. Условное «разрешение» Белого дома достроить газопровод ввиду невозможности этому помешать ни в коей мере не означает отказа от санкций вообще. Они могут появиться и на стадии сертификации, и на стадии эксплуатации.

Судя по всему, Байден в разговоре с Путиным упоминал и возможность новых санкций в связи с ситуацией на Украине. Понятно, что вина за любое обострение на юго-востоке страны будет в первую очередь возложена на Москву.

Что касается санкций из-за Алексея Навального, о подготовке которых заявил Джейк Салливан, то бывшая советница Дональда Трампа по России Фиона Хилл буквально так их и назвала — «обязательные». Речь идет об американском Законе о химическом и бактериологическом оружии 1991 года. Его статья 307 предусматривает двухэтапное введение ограничений в случае применения оружия массового поражения. А Вашингтон считает, что этот факт налицо в связи с обнаружением следов «Новичка» в анализах Навального.

В этом смысле «дело Навального» трактуется ровно так же, как «дело Скрипалей» в 2018 году. Первый раунд санкций «за Навального» был введен в начале марта. Тогда был расширен санкционный список Минфина США за счет лиц и организаций, якобы причастных к отравлению. Под эмбарго попали главы ФСБ Александр Бортников и ФСИН Александр Калашников, генпрокурор Игорь Краснов, замминистра обороны Алексей Криворучко и Павел Попов, а также замглавы администрации президента Сергей Кириенко и руководитель управления внутренней политики АП Андрей Ярин. В списке также есть институт ГосНИИОХТ, где разрабатывался «Новичок», и исследовательские центры Минобороны и ФСБ. Однако Вашингтон не стал вводить санкции против бизнес-структур. Байден, имея прецедент с «делом Скрипалей», мог и не задействовать первый пакет санкций, а сразу переходить к более жесткому второму. Но он этого не сделал.

Второй этап вводится через 90 дней после первого, если страна —объект их действий, как говорится, «не разоружилась», не дала гарантий не использовать химоружие и не пустила к себе международных инспекторов. Белый дом выждал до конца саммита, хотя упомянутые 90 дней истекли в начале июня.

Первый этап предусматривает: прекращение любой помощи со стороны США, кроме срочной продовольственной гуманитарной; запрет на поставки оружия и их финансирование; прекращение выделения госкредитов США. Запрещается также экспорт из США технологий, связанных с безопасностью. Эти меры вводятся автоматически и лишь могут быть частично смягчены решением администрации. Белый дом такое исключение сделал — для гуманитарной помощи и части экспортных поставок двойного назначения, в основном связанных с космосом.

Второй пакет предусматривает запрет американским банкам на определенные или все финансовые операции с российскими госструктурами, запрет голосовать за финансирование России через МВФ и Всемирный банк, запрет экспортно-импортных операций со страной, вплоть до полного их прекращения, кроме продовольствия. Еще возможен запрет на посадку в США государственных авиакомпаний и снижение уровня или приостановка дипломатических отношений. Администрация обязана выбрать, как минимум, три меры из перечисленных, а из этих трех в отношении лишь одной может задействовать «временную приостановку».

Так что посол РФ в США Анатолий Антонов, похоже, прав: через такие меры стабилизировать отношения между двумя странами невозможно. И если в ходе предстоящих консультаций между Москвой и Вашингтоном выяснится, что требования, выдвигаемые США, Россия сочтет чрезмерными и невыполнимыми, то это будет означать, что саммит в Женеве стал не началом относительного выправления отношений двух стран, но началом нового этапа их дальнейшей деградации и даже опасной эскалации.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию